Проблема коррупции в дореволюционной России.

d8b505f950f2Что касается коррупции в дореволюционной России, то с ней в те времена не было никаких проблем. Просто потому, что коррупцией в тогдашней российской действительности являлось всё, из чего она, собственно, и состояла.

Застой в развитии материальной базы – это основа основ любой коррупционности. 

Ну, а как вы хотели, когда везде и всюду сплошной произвол и самодурство, то это что такое? Это и есть коррупция! И куда же ей деться, если вся страна только и делает, что живет незыблемостью устоев? Когда из года в год, и из века в век всё, что принято назвать материальной базой практически одно и тоже. А ведь, это речь о том, что, кстати говоря, является единственной серьезной основой и средством практической реализации человеческих фантазий, желаний и стремлений.

Суть в том, что это еще и единственное средство, с помощью которого можно не то, что бы победить, но уж точно сильно потеснить коррупционность общественных отношений. Другого нет, никогда не было и не будет. Это мы о том, что если вы возьмете и просто начнете разгонять массовую, практически полезную инновационность в том или ином обществе, то составляющая нелегальных препон, мешающих развитию данной социальной эффективности неизбежно будет вами потеснена. А значит, вы само собой, в какой-то мере, выживете из реалий бытия самодурство, обычно, именуемое коррупцией.

Ведь, чем меньше в каком бы то ни было социуме, имеется возможностей для того, что бы придумать, а потом сделать на практике любую полезность, тем неизбежно это провоцирует рост и развитие в нём закостенелости управления, везде и всюду основывающейся на создании всевозможных коррупционных схем. Суть которых, состоит далеко не только в том, что бы, как можно больше обобрать всех и вся. А еще и в том, что бы создать удобный порядок жизни для всех, кто «свои», и всё более невыносимый и просто тяжелый для всех, кто «чужие». В общем, коррупция – это не просто поборы и произвол власти, а еще и процесс выращивания общества внутри общества. Создание всё более и более мощной разности социальных потенциалов, с течением времени всё сильней стремящихся к разряду, к взрыву в виде той или иной революции, войны и т.д.

Так, что, как видите, всё, что касается взяток, незаконных запретов и прочих подобных интриг – это намного страшней и опасней, чем может показаться на первый взгляд. При этом, опять-таки, бороться с этим явлением можно только везде и всюду насаждаемой практически полезной инновационностью жизненного процесса, в которую будет вовлечено, как можно большее число людей. Ведь, если есть возможность реализовывать свои желания в действительности, да еще и в сотрудничестве с другими людьми, то чего же их скрывать, прятать, защищать коррупционными схемами? Тем более, что развитие данного процесса неизбежно открывает всё более и более серьезные, сугубо практические возможности улучшения жизни, автоматически вызывающие всё более массовую увлеченность соответствующим укладом общественного бытия. А это и есть реалистичный, материальный, эффективный и полезный выход для того, что называют человеческой фантазией – источника всех людских стремлений и проявлений.

Ну, и как же со всем этим обстояли дела в дореволюционной России? А никак! То есть, вообще. Не любили тогдашние россияне всяческую новизну, относились к ней с недоверием, а если и внедряли её в свою жизнь, то, как правило, на уровне показухи и развлечений, предназначенных для балов и пирушек. В таком обществе коррупция не могла не быть развитой. Больше того, она неизбежно была всем и вся из чего стояла российская и власть, и действительность.

Возвышение – это или взаимное выращивание, или обоюдное унижение и разрушение. По-другому, никак.

Просто потому, что, сколько не убеждай себя в том, что стабильность – это важней важного, что однообразие – это хорошо, что это признак порядка и организованности, вот только свои желания получать удовольствие от жизни ты всё равно никуда не денешь. А в их основе всегда была, есть и будет инновационность, то есть, стремление ощущать возвышенность от улучшения собственной жизни. Это суть сути любого кайфа. Соответственно, раз у тебя в сфере материального производства наблюдается застой, то тебе ничего не остается, как жить унижением окружающих тебя людей. Ведь, нет же никакого другого источника радости для нас всех, кроме нас же самих. Мы всё время норовим использовать друг друга, что бы получить от своего партнера чувство возвышения, роста, раскрытия наших эмоций.

А в этом плане имеется всегда и везде только два ключевых варианта. Один из них состоит во взаимно-уважительном, подкрепленном материальной составляющей обоюдном развитии (ты растешь, потому, что я тебя выращиваю, а я расту, потому, что ты растишь меня) — это самый эффективный, плодотворный, скоростной и перспективный путь построения социальных отношений. Ну, а если с ним нелады, то тогда нам всем ничего не остается, как банально жить обоюдным поимением. То есть возвышаться друг над другом способом взаимного унижения, стремясь делать это всё сильнее и всё злее, дабы нам не надоедало получаемое от всего этого ощущение превосходства.

Вот и получается, что россияне не могли не жить в тотальной взаимной ненависти. У них не было для этого никаких вариантов. Просто потому, что, не имея возможностей расти совместно, подкрепляя это приумножаемыми материальными достижениями, они оказывались в положении тотально насажденного порядка игры в унижение всех и вся. А это и есть коррупция – практическое воплощение идеи социальных издевательств, осуществляемых с целью получения чувства блаженного возвышения за счет ущемления жизненных прав и возможностей других. Всё время норовящего перерасти в процесс разделение любого социума на сообщества: униженных и унижающих.