Истинные корни проблем дореволюционной России.

img4Они, в общем-то, одни и те же, причём, во все времена и во всех странах, просто в дореволюционной России с ними вышел явный перебор, вылившийся в массовый кровавый, затяжной разгул насилия. Речь идёт о том, что когда в обществе появляется всё больше и больше людей, живущих страстью разрушать и унижать, по мере того, как сопутствующие всему этому ментально-эмоциональные тенденции становятся массовой, всё более открыто насаждаемой культурой, любой такой социум превращается в непригодный для жизни, причём, в прямом смысле, ибо всё более безудержно кипящим прямо-противоположными по сути желаниям. В данном случае крайне важно понимать, что такого рода индивидуумов абсолютно бесполезно уговаривать стать другими, а также наказывать, причиняя им боль, ввергая их в страдания, они всё равно не изменятся.

Ибо, если человек осознанно своими мыслями и действиями показывает, что идея взаимно-уважительного ваяния всеобщего благополучия, открывающего путь к достижению безграничной комфортабельности, ему чужда, то значит, он увлечён, причём, не просто серьёзно, а бесповоротно жаждой бессмысленно и беспощадно унижать и уничтожать жизнь. От чего, соответственно, он не откажется никогда, вплоть до самой своей смерти. И не просто не откажется, а ещё и постоянно будет искать способы всё более престижной реализации своих столь откровенно гнусных стремлений, под любым предлогом делая из них культ, всячески их оправдывая и прикрывая. Вследствие чего, единственным средством выживания общества при таких раскладах является предоставление возможностей всем вышеуказанным, глубоко проблемных индивидуумам тем или иным способом умереть, конечно же, стараясь сталкивать их друг с другом, а иногда даже оформляя этот процесс в его единственно верной форме массовых, скрытых ликвидаций. Другого выхода на этот счёт нет и никогда не было, больше того, самое главное в этом деле не вопрос о том, умрет или же нет агрессивная составляющая общества, ибо она всё равно этой цели достигнет, не взирая ни на что, а в том, будет ли создана новая культура общественных отношений, а также в том, насколько она окажется похожей на единственно правильную уважительную, созидательную однозначно, безальтернативно господствующую гетеросексуальную. Вот.

Масштабы культа насилия в дореволюционной России были несравнимо больше, чем об этом рассказывает официальная история.

Что касается дореволюционной России, то в отношении данной темы у этой страны всё было очень сурово и плохо. Ввиду того, что российское общество жило одним сплошным очень во многом скрытым бандитизмом, разбоем и прочим насилием, которое активно курировала правящая элита. То есть, все крестьяне, так или иначе, входили в самые настоящие банды, активно привлекаемые помещиками к их взаимным разборкам. Точно такой же ситуация была и в рабочей среде. Как и, конечно же, ни минула сия чаша интеллигенцию, тоже агрессивно задействованную во всей этой всё более безудержной, смертельной склочности. Именно поэтому, то есть, ввиду засилия вот именно таких общественных раскладов, Россию охватывали одни бунты, революции и войны за другими. Которые, продолжаясь на протяжении десятилетий, так и не смогли привести к созданию вышеуказанной животворящей гетеросексуальной культуры. Ибо хорошее плохим порождено быть не может, это технически невозможно, что подтверждено всей историей человечества, а у нас, к сожалению, нет обычая напрямую просто брать и выращивать животворящее, вместо чего, всем предлагается лишь безудержно и неустанно драться.